КАРЕЛИЯ-2010: ПОГОНЯ ЗА «РЫБОЙ СЧАСТЬЯ»


(Москва) – Клин – Валдай – Боровичи – Неболчи – Тихвин – Свирское – Олонец – «Мантсинсаари» – Сортавала – «Сандал» – Карельская Масельга, Сегозеро – Медвежьегорск – Вытегра – Кириллов – Москва

Просмотреть иллюстрированный вариант отчета

Вступление. Едем в Карелию третий год подряд, и это решение стало реальностью ещё до возвращения домой в прошлом году. Однако программа этого тура существенно отличалась от предыдущих:
1) В первый раз в дальнюю дорогу с нами едут Оля и Дима на «Киа-Рио». Читателям наших отчетов они уже знакомы. Но дальше Вологодчины никогда не выезжали, так что для них эта поездка – тоже своего рода вызов.
2) Наши новые попутчики – заядлые рыбаки, то есть они верят в то, что в водоёмах водятся рыбы и их можно оттуда изымать. Кстати, им это довольно часто удаётся с помощью многочисленного и разнообразного снаряжения. Поэтому при планировании путешествия рыбалка занимала одно из центральных мест. А вернее – два центральных места на Ладоге и Сегозере, которые были заранее забронированы через Интернет. Именно поэтому девизом поездки была выбрана перефразированная строчка из классики «Мы охотники за удачей, рыбой цвета ультрамарин». Насколько цель была достигнута, станет ясно немного позже.
3) Поскольку мы-то едем в Карелию не первый и даже не третий раз, очень хотелось чем-то обогатить свой туристский опыт. В частности, просмотреть вариант заброски «Напрямки» (по классификации В. Лукьянова).
4) Ну и наконец сообщим, что как опытные карелоеды к данному путешествию никакой специальной подготовки для машины не проводили, ограничившись ликвидацией последствий прошлогодней поездки. Новичком в нашем экипаже стала Катерина Матвеевна – навигатор «Garmin nuvi 1200», выдержавшая поездку в Белоруссию. Наши друзья, в свою очередь, обзавелись портативной рацией, и трубка была торжественно вручена нам на старте. Оба, как это теперь называется, «гаджета», сделали дорогу заметно приятнее.
Ну что же, пожалуй, пора в дорогу. Точкой встречи экипажей, стартующих со своих дач, была назначена бензоколонка «Роснефть» на Ленинградском шоссе в центре города Клина. Отсюда и начнем отсчёт километража.

День 1-й, 18.07.2010, воскресенье: Клин – Валдай – Боровичи – Любятино – Неболчи – Тихвин, 550 км

Путешествие началось сенсационно: впервые мы с Леной опоздали на встречу. Ненамного, минут на двадцать, но всё же! Причина уважительная и заключалась она в том, что многократно езженная трасса Волоколамск – Высоковск – Клин на территории Клинского района оказалась в этом году разбитой в хлам. Чудеса, да и только.
В воскресный день, летним утром движение по Ленинградке не слишком оживлённое, разметка «2+1» позволяет примерно через 700 м спокойно обгонять грузовики. Так незаметно пересекаем Тверскую область и уже в пределах Новгородской, на 384-м километре сворачиваем на Боровичи и тут же – налево к Иверскому Свято-Озерскому монастырю. Как известно, он стоит на острове среди Валдайского озера напротив одноименного города и соединен с берегом мостом и дамбой. Бывал здесь неоднократно и никогда не видел такого количества паломников и отдыхальщиков-купальщиков – буквально негде припарковаться. Не благоприятствует и нарастающая жара: на солнце находиться уже просто невозможно. Не скрою, что покидал святой остров с облегчением.
Дальше бежит себе асфальтовая дорожка среднего качества, транспортом не обременённая. Вот только бензин на исходе, а заправок не видно. Но вскоре АЗС, как по заказу, встаёт в чистом поле.
Город Боровичи объезжаем как-то с запада, в результате главная достопримечательность – арочный мост через Мсту конструкции инженера Белелюбского – остался нам невидимым.
С остановкой на обед добрались до Любытино, где, согласно картам, должен был кончиться асфальт. Но он не кончился, и докатили мы с комфортом до станции Неболчи, стоящей на железной дороге Будогощь – Сонково. Это уже настоящая «Савёловская Глухомань», как её образно называют интернет-путешественники (лет 20 назад сюда можно было добраться поездом Москва – Ленинград с Савёловского вокзала, он давно отменён, а жаль). За переездом, собственно, глухомань эта и начинается в виде пыльного песчаного грейдера. Отсутствие камней делает эту дорогу достаточно безопасной для автомобилей (джипы там скачут как козлики), а глубокие рытвины и колдобины, сотворенные, очевидно, лесовозами в плохую погоду, вынуждают ехать медленно. А тут ещё жарища и плотно закрытые из-за пыли стёкла… Вот так последняя сотня верст первого перегона стала настоящим испытанием.
Выехали мы на асфальт километров через 50 (Колбеки, в окрестностях Бокситогорска), а кажется, что ползли все 300. Дальше всё было просто, и навигаторы легко довели нас до забронированной гостиницы «Подворье» в исторической части Тихвина. Банкет по случаю начала экспедиции состоялся в гостиничном номере под кондиционером (более такой роскоши нам не доставалось).
Вечер продолжили с похода за мороженым, а закончили прогулкой вокруг стен Тихвинского Успенского монастыря, который оказался расположенным совсем неподалёку. Речушка Тихвинка, опоясывающая его, когда-то была судоходной, а город славился как родина флотоводцев. Сейчас же развалины шлюзов вызывают скорее недоумение своими невеликими размерами.
Время вечернее, и монастырь уже закрыт. Но и снаружи он выглядит весьма живописно. Если бы ещё только городской парк был более ухоженным.

День 2-й, 19 июля, понедельник: Тихвин – Свирское – Олонец – база «Мантиансаари», 355 км

С утра наша группа покидает отель и по дороге заезжает в Успенский монастырь – поклониться Тихвинской Божией Матери, национальной святыне. В обители, как и семь лет назад, чисто и почти безлюдно  – утро понедельника не самое время для паломничества. Но пора в путь. Едем по прямой дороге через Ганьково и Кайваксу. Километров в 40 от Тихвина кончается асфальт. Грейдер приемлемого качества  тянется километров 50 до Алёховщины, а дальше хорошая асфальтированная дорога.
На объездной Лодейного Поля заправка. Город остаётся в стороне, а мы едем на мост через Свирь. Фантастика! За столько лет дорожники не удосужились залатать покрытие на этом мосту, славящемся на всю Россию умопомрачительными колдобинами. Браво, Ленинградская область! Путеводители по этому региону, по-видимому, никогда не устареют!
За пресловутым мостом мы выезжаем на магистраль «Кола», и тут же левый поворот на Свирское, оно же Старая Слобода. В десятке километров от трассы ещё одна национальная святыня России – Александро-Свирский комплекс, состоящий из двух монастырей. Здесь было единственное в мире за послеевангельский период явление Пресвятой Троицы. Удостоившийся этого видения преподобный Александр Свирский (1448 – 1533 г.) – прославленный чудотворец, мощи которого пребывают нетленными уже почти 500 лет и поражают своей сохранностью (каждый может их видеть).
За 6 лет, прошедших со дня нашего первого посещения Александро-Свирской обители, она разительно изменилась. Психбольница из Троицкого монастыря давно убрана, и частично проведенная реставрация уже даёт представление об архитектурном совершенстве ансамбля, исключительно удачно вписанного в окружающую среду. Но стало здесь весьма людно, появились кафе и сувенирные ларьки, и дух сурового северного смирения утрачен здесь, по-видимому, безвозвратно. Но всё же это гораздо лучше бывшей здесь разрухи.
К слову, услугами кафе мы и воспользовались, чтобы сэкономить время на обеде. И снова в путь! Буквально через пару километров после возвращения на М 18 ещё одно знаковое место – граница Ленинградской области и Республики Карелия.
По старинному поверью, впервые прибывающим в Карелию полагается вкатить в неё свой экипаж на руках. Что мы с Леной и проделали с «Киа», не сопротивлявшейся насилию. Возможно, эта процедура уберегла её от серьёзных неприятностей.
Повиновавшись навигаторам, сворачиваем с трассы раньше времени и попадаем в Олонец по местной дороге через деревушки – но зато прямо в центр города. С удовлетворением отмечаем, что город Олонец, некогда столица губернии, за последние годы подрос, обзавёлся новыми большими домами и современными магазинами. В одном из них мы и сделали большие закупки, поскольку ждал нас остров, лишённый примет цивилизации.
От города Олонец идёт шоссе А 130 в северо-западном направлении. Около пос. Видлица дорога выходит на берег Ладожского озера, и это почти единственное место, в котором можно так легко окинуть взглядом безбрежную ширь крупнейшего пресноводного водоёма Европы. На этот раз встреча с Ладогой сопровождалась сильнейшим ливнем, оказавшимся, по всей вероятности, последним за это лето.
По мокрой дороге достигли мы посёлка Салми, в котором, с одобрения Катерины Матвеевны, и повернули налево по указателю «<<МАНТСИНСААРИ 21». Ехавшая впереди «Киа» не услышала от своего навигатора такого совета и исчезла за поворотом по направлению к Финляндии. Связь, как назло, не работала, но минут через 20 Оля почуяла неладное и поворотила оглобли назад.
Миновав деревушку и проехав через деревянный мостик, мы оказались на острове и покатили по второму за этот день грейдеру. Пока мы тихонечко едем, самое время познакомить читателей с местом, где они оказались силой своего воображения.
Если взять даже не очень подробную карту Приладожья, то можно увидеть у северо-восточного берега Ладоги цепочку островов. На первом из них, острове Лункулансаари, мы и оказались. Этот остров обитаемый, на нём ранее располагалось отделение местного совхоза, а сейчас развивается туристический бизнес. Если проехать через весь остров, то окажешься у бывшего парома, которым можно было переправиться на соседний остров Мантсинсаари. Этот остров есть на всех картах, и он практически необитаем. Но всё по порядку, дойдёт рассказ и до этого острова. Пока же, постояв у разрушенного причала и проводив взглядом уходившую через пролив ЛЭП с давно оборванными проводами, мы снова сели в машины и поехали на поиски нашей базы «Мантиансаари», где был у нас заказан домик и где мы должны были выполнить первую часть программы по добыче синей рыбы счастья. Через несколько минут на берегу показались домики – мы были у цели.
Домик наш оказался двухкомнатным, из свежеоструганного дерева, с открытой верандочкой. Жильё понравилось. А не понравилось, причём сразу, полное отсутствие пляжа и вообще выхода к берегу озера – был он заболоченный и густо заросший камышом, в общем, недоступный. На единственном пятачке у воды теснились лодки и был устроены мостки, выполняющие одновременно функции пирса, набережной, места для рыбалки и купальни. После импровизированного новоселья отправились мы на рыбную ловлю, и вытащил я вскоре щучку граммов на двести. Увы, оказалась она (забегаю вперед) для меня и последней. Не была она, видимо, и той самой рыбой счастья, потому что тут же я запутал леску безбожно и на том свою рыбалку прекратил.
Увидев наши потуги, рыбаки из соседнего домика, питерцы, возвращаясь с ловли, подарили нам пару рыбок более солидного размера, чем и обеспечили приличествующую случаю и данному месту богатую фосфором закуску.
Дни 3, 4 и 5 (20 – 22 июля). База «Мантиансаари». Эти дни были посвящены стационарному отдыху, а потому дадим только информацию, представляющую интерес для путешественников.
База «Мантиансаари» была найдена в интернете, где она позиционируется как место для отдыха на берегу озера, где имеется лес и пляж. На самом деле пляжа, как мы уже говорили, здесь в принципе нет, а лес вокруг для прогулок неудобный, с высокой травой и к тому же густо населенный комарами. Ездят на эту базу в основном рыбаки из Питера для ловли с лодки; основной транспорт здесь – джип с катером или большой моторной резиновой лодкой на прицепе. Мы на московских легковушках с одноместной резиновой лодочкой выглядели здесь участниками пикника (каковыми, собственно, и являлись).
Наблюдения показали, что из-за жары температура воды в Ладоге поднялась до неприличных на Севере высот, и очумевшая рыба интерес к наживке утратила. Впрочем, троллинг на известных местах определенный результат давал. К тому же желающие всегда могли сравнительно недорого приобрести рыбу достойного размера у местного егеря, добытую им не вполне спортивным, но зато эффективным методом.
Подружившись с егерем, договорились о поездке на соседний остров Мантсинсаари. Эта экспедиция доставила большое удовольствие.
Мантсинсаари – довольно большой остров (длина от 14 до 16 км, ширина от 4 до 7 км, площадь 107 кв.км). На русский язык название можно перевести как «Земляничная поляна». Численность населения – 2 человека. До войны остров принадлежал Финляндии, в трех населенных пунктах здесь проживало 1500 человек. Сейчас провода ЛЭП на остров оборваны, паром ликвидирован, и не слышно даже предположений об использовании острова по крайней мере в качестве национального парка. А ведь здесь есть бескрайний песчаный пляж (мы до него не добрались). Видели же мы лес, который в сезон, без сомнения, полон грибами и ягодами. Нам же посчастливилось набрести на две россыпи крупных лисичек, коих набрали большой пакет. Добрались мы до заброшенной деревни, невдалеке от которой – дом егеря. Живут на острове, как говорят, разные звери, в том числе и медведи (сожравшие, по рассказам егеря, в прошлом сентябре заплутавшего грибника). Но нам они не попадались.
Из всей нашей компании соседи безошибочно идентифицировали Диму как близкого их рыбацкой натуре, и в последний наш день на острове был он приглашен на настоящую рыбалку – на резиновой лодке с мотором! Улов был невелик (привезли одну щучку), но главное, конечно, не рыба, а впечатления.

День 6-й (23 июля, пятница). Мантсинсаари – Салми – Рускеала – Сортавала – Кирьявалахти (Дом композиторов), 180 км.

Утром выехали с базы. На дороге сразу же остановились, ожидая, пока её неторопливо перейдёт длинноногий серый заяц. И вскоре продолжили путь по трассе А 130.
За годы, прошедшие с того времени, как мы ехали здесь в последний раз, дорожное покрытие здесь пришло в катастрофическое состояние и не ремонтируется (причина станет понятной через несколько дней). Проезжая через Питкяранту, легко оставить в бывшей Финляндии на память колесо. Но лучше этого не делать, а у деревни Койриноя свернуть направо под железнодорожный мост и оказаться на «Голубой дороге», ведущей в Сортавалу. Правда, вскоре этот практически европейский автобан заканчивается, снова вливаясь в ту же А130. Но здесь уже до самой Сортавалы дырки в асфальте залатаны.
В поселке Ляскеля, настоящем очаге цивилизации, останавливаемся пополнить запасы продуктов питания. Хлещет дождь, к счастью, кратковременный.
Через 20 км наш родной и горячо любимый Дом творчества композиторов «Сортавала» на заливе Кирьявалахти. Ну неужели для постоянных клиентов и их друзей не найдётся домика на пару ночей, это в июле-то?! Такого просто быть не может, и вот он, ключ в руках у Лены. Теперь остаётся разгрузиться, и мы едем показывать друзьям «штатные» красоты Северного Приладожья.
Сначала курс на Рускеалу, в «Горный парк». За последние годы он существенно благоустроился, за всё теперь надо платить, даже за прогулку без экскурсовода, хоть он нам и даром не нужен. У нас свой маршрут – посмотреть «Провал», к которому теперь куда проще подобраться, и Малый карьер. На главном карьере многолюдно, особенно «радуют» аттракционы по переправе через бездну (детям понравится). Но по-прежнему точек для фото- и видеосъёмки здесь более чем достаточно.
По пути назад заезжаем на водопады Тохмайоки (где снимался фильм «А зори здесь тихие»), чуть не проскочили его. Народу и мусора всё больше и больше. А вот своротку направо к красивому водопаду Рюмякоски на бывшей финской ГЭС почему-то так и не нашли, куда-то делся увитый бумажными лентами дорожный знак.
А напоследок посетили Сортавалу, надо было показать дорогу Диме и Оле, которые собирались назавтра на Валаам. Приятно было снова оказаться в хорошо знакомом бывшем финском городке, ещё раз вдохнуть свежий ветер Ладоги и скушать мороженое в сквере у памятника Рунопевцу, на самом деле очень напоминающего Льва Толстого с гуслями (как его прозвали местные жители).
День 7-й (24 июля, суббота). День композиторов. Рано утром Дима и Оля укатили в Сортавалу в расчете попасть на Валаам. А мы с Леной неторопливо позавтракали и стали собираться на озеро Леппясенлампи, до которого не добрались в прошлый раз. Но тут зарядил дождь по-настоящему, вымочил как следует и заставил вернуться с полдороги под крышу. Так этот день в райском уголке Кирьявалахти, по сути, был потерян. Если не считать небольшой прогулки с ностальгическими воспоминаниями [070] о прежних наших поездках в эти чудные края.
А экипаж «Киа» появился на базе, когда мы уже начали за них не на шутку тревожиться, то есть совсем ближе к ночи. Как оказалось, на «Метеор» они в субботний день так и не попали (там везут в первую очередь организованных экскурсантов), и пришлось им плыть на медлительном пароходике, который 40 км до Валаама идёт какие-то четыре часа. Надо полагать, что острова они практически не увидели, зато в полном объёме насладились штормом на Ладоге, когда вода заливала каютку, где наши путешественники пытались спастись от дождя. Понятно, такие впечатления не купишь ни за какие деньги и ни в каком телевизоре не увидишь. Срочно и правильно организованный ужин, основные компоненты которого наши доблестные озероплаватели благоразумно прихватили в Сортавале, избавил их, иззябших и продрогших, от возможной простуды. Наутро все были в полной боевой форме и готовы к перемещению из Южной Карелии в Среднюю.

День 8-й (25 июля, воскресенье): Кирьявалахти – Колатсельга – Крошнозеро – Пряжа – Шуя – Марциальные Воды – Гирвас – б/о «Сандал», 400 км

Но это только к слову – «в Среднюю Карелию». При очень большом желании мы, конечно, могли бы добраться до Сегозера за день. Но это означало бы утомительный перегон с грейдером неизвестного качества в самом конце и потерю возможности показать нашим друзьям водопады Кивач и Гирвас. Поэтому заранее были забронированы номера в кемпинге «Сандал», находящийся на трассе М 18 между Кондопогой и Медвежьегорском. Как впоследствии оказалось, это было исключительно правильное решение.
Итак, с утра мы в темпе позавтракали и покинули Дом композиторов по тому же пути, откуда приехали. За шесть лет, как выяснилось, построен довольно большой кусок «Голубой дороги», куда, видимо, уходят все ресурсы дорожного строительства Республики Карелия. Построен, но не достроен. Где-то посредине между Питкярантой и Петрозаводском стройка в самом разгаре, и чтобы преодолеть этот участок, приходится скакать по ухабам и лавировать по острым камням.
Ну вот, после одного из таких участков послышался хорошо знакомый гул и тарахтение на малых оборотах, – верный признак, что опять что-то случилось с глушителем. Через некоторое время прибавился ещё и скрежет – выхлопная труба, видимо, цеплялась об асфальт. Пришлось останавливаться. Ну да, конечно, у не проходившего и год глушителя труба отвалилась в том же самом месте, где и год назад, то есть на входе в резонатор. Но это ещё не всё – левое переднее колесо оказалось спущенным. Очевидно, мы распороли шину камнями, преодолевая кучу гравия. Здесь уже вариантов не было, пришлось включать аварийку и вытряхивать из багажника всю поклажу, чтобы добраться до запаски.
Настоящие проблемы начались тогда, когда ни штатный баллонный ключ, ни головка на 17 не сумели открутить ни одного болта на занемогшем колесе. Не помогли ни Димкин корейский инструмент, ни крестовой вороток от остановившейся «десятки». Начали уж думать отправить «Киа» за эвакуатором. Но, к счастью, водитель тормознувшего «Камаза» любезно предложил в качестве рычага кусок трубы, и тут дело пошло. Вскоре можно было трогаться в путь.
Хотя на дорогах Карелии рык от лопнувшей выхлопной трубы не так уж режет слух окружающих ввиду их отсутствия, всё же решили воспользоваться нахождением в центре карельской цивилизации. Обошлось даже без заезда в Петрозаводск. Где-то на окраине посёлка Пряжа нашелся автосервис, где глушитель нам заварили (правда, по приезде в Москву он снова начал трещать на холостом ходу, но это уже другая история).
Итак, обошлось без посещения столицы Карелии: от М18 до Старой Мурманки идёт соединительная ветка. Кругом происходит аж до самой Шуйской масштабное дорожное строительство. Что в итоге там будет, понять толком не удалось. Но в конце концов мы очутились на старой Мурманской дороге и взяли курс на север. Зачем поехали по этой узкой и довольно бугристой дороге? Всё просто – хотелось показать Диме и Оле достопримечательности центральной Карелии. Показали: испили минеральной воды из Марциального источника и посетили музей курорта; увидели Гирвасский гидроузел, каньон на месте реки Суны и бывший 12-метровый водопад Гирвас. И возвратились на трассу М18. На гонки по заброшенной взлётной полосе и поиски Поор-Порога (см. наш отчет 2008 года) моральных сил определённо не хватило. Слишком много приключений негативного толка за один день. И мы покатили к кемпингу «Сандал». Его тоже искали с приключениями. Как прикажете понять фразу «От рекламного указателя 1100 м налево до ворот кемпинга»? Вот мы так и поняли: ехали, ехали и смотрели, когда слева покажутся ворота. Надо ли объяснять, что они так и не показались? Потому что надо было прямо у рекламного щита резко пересечь шоссе и проехать те 1100 метров вглубь по лесной дороге.
А кемпинг «Сандал» оказался на самом деле чудным местечком у прекрасного озера, куда теперь течет вся вода из реки Суна вместо водопадов Кивач и Гирвас. И очень понравилось, что работающие там люди искренне любят свою базу и всячески способствуют её процветанию.
… Прямо у спального корпуса стоит большой вольер, в котором скачут в огромном количестве белки всех цветов и размеров. Там же в будке прячется от посторонних глаз енот, только что привезенный на постоянное место жительства и поэтому ещё пока пугливый. А кругом шумит сосновый лес…

День 9-й (26 июля, понедельник). «Сандал» – Кивач – Медвежьегорск – Чёбино – Карельская Масельга, 180 км

Поутру сделали небольшой крюк – съездили к водопаду Кивач, который находится немного южнее «Сандала». Заповедник Кивач – достопримечательность мирового уровня, к тому же не единожды виденная. Поэтому описывать его здесь не имеет никакого смысла. Заметим только, что приехали сюда мы намеренно рано, чтобы Дима с Олей могли насладиться пейзажем, не загораживаемым толпами экскурсантов. Эта задача была решена целиком и полностью, и достаточно скоро мы снова взяли курс на север.
Участок трассы «Кола» от Кондопоги до Медвежьегорска – мой самый любимый: прекрасное шоссе и великолепные виды. Эту сотню вёрст пролетаешь на едином дыхании и на самом деле получаешь удовольствие от пилотирования машины. Так что не успели оглянуться, как пришла уже пора сворачивать в Медвежьегорск, который местные жители величают «Медгора». Город был, собственно, не по пути, но пора уже было кормить железных коней, а заодно набрать припасы и для себя – ведь мы ехали в лесную глушь.
Пользуясь остановкой, обсудили дальнейший маршрут. Дело в том, что наша гарминовская Катерина Матвеевна предлагала южный вариант – грунтовкой через Чёбино, а навителовский «Пионер» рекомендовал проехать по «Коле» до Масельгской, а оттуда уже местной дорогой по берегу Сегозера. Возобладал первый вариант, т.к. дорога для второго на карте Карелии отсутствовала. Поэтому двинулись по дороге Медвежьегорск – Юстозеро, т.е. «Старой Мурманкой», оказавшейся здорово разбитой. К счастью, по ней ходу было всего километров 10 – в деревне Чёбино мы повернули направо, последний раз в этой поездке взяв курс на север.
Грейдер от Чёбино до Карельской Масельги оставил двойственное впечатление. Первые 10 км можно ехать достаточно быстро, потом начинаются колдобины и выбоины, требующие внимания. Перестраховываясь, ехали на пониженных передачах и сожгли довольно много бензина. Ехали долго, но торопиться было некуда: хозяин дома должен был появиться только через несколько часов.
По пути самое время познакомить читателей наконец с очередной целью нашего маршрута. База на Сегозере задумывалась в качестве исходной точки для экскурсии на Воттоваару, «гору смерти». Ну и заодно для отдыха и рыбалки на берегу живописного водохранилища.
В отличие от Ладоги, здесь, в деревне Карельская Масельга, всего лишь один гостевой дом в жилой деревне. Бронировать его, как вы понимаете, надо тоже (на сайте «Мирошка.ру») заблаговременно – мы ещё не думали уезжать, а сменщики уже появились, но жили где-то в палатке, так что мы их не видели. Управляет этим хозяйством егерь, собственно, бывший владелец дома, живущий сейчас в пригороде Петрозаводска. У него есть катер (вернее, большая резиновая лодка), и можно заказать некую VIP-рыбалку или охоту.
Солнце поднимается всё выше и жарит немилосердно, грейдер пылит, но вот, наконец, по огромному указателю  мы въезжаем в село. Наш дом мы должны были опознать по егерскому красному джипу, но тот уехал вместе со своим хозяином. Поэтому мы выбрали дом поновее с забором повыше и принялись в него стучаться. Никто не отворил, и это кстати – выбранный нами дом впоследствии оказался дачей некоего отставного генерала, в то время отсутствующего.
Не добившись толку, поехали вдоль озера искать пляж. Дорога кое-какая есть, а подобраться к берегу нет никакой возможности: заросли непроходимые!
Впоследствии (то есть сегодня же) выяснилось, что мы ничего не потеряли: из-за вчерашнего шторма температура воды в Сегозере резко понизилась и позволяет разве что зайти по колено и побрызгаться, пока ноги не свело. Впрочем, есть у нас фанаты, исхитрявшиеся погружаться в воду и глубже.
Пришлось возвращаться в деревню, тут и егерь наконец появился. А дом-то оказался и вовсе без забора! Правда, громадный, но по русским традициям однообъёмный – с одной большой жилой комнатой и русской печью посредине. Словом, одной паре пришлось забираться на чердак: ночевали там по очереди.
В этот день (вернее, вечер) состоялась ещё и рыбалка на окуня с берега в месте, где в Сегозеро впадает речка; и по традиции Дима выиграл эту рыбалку со счетом 7:1, причем я в основном распутывал леску. Занятие это мне, прямо скажем, смертельно надоело, и с рыбалкой я в этом путешествии завязал, как оказалось – окончательно.
Тут ещё выяснилось, что егерь дорогу на гору Воттоваара не знает и показать её не может. Искать дорогу самим и лезть на гору по 35-градусной жаре было сочтено неоправданным экстремизмом, и пребывание на Сегозере решили сократить на один день. Вот так впервые за много лет мы не смогли выполнить запланированную программу путешествия.

Дни 10 и 11, 27 и 28 июля (вторник и среда). Карельская Масельга

Два дня были посвящены стационарному отдыху. Во вторник Дима и Оля воспользовались услугами егеря и заказали ему рыбалку. Выглядело это так: егерь на джипе с резиновым катером на прицепе впереди, Дима и Оля на «Киа»-пузотёрке сзади, поехали лесными дорогами на какое-то ему известное озеро. Там они пересели в лодку и выбрались к месту лова, который не задался – щуки срывались. Не унывая, они наловили окуньков и прочей мелочи, цена которых, если отталкиваться от стоимости услуг егеря, оказалась достойна «Азбуки вкуса» или подобного ему универсама. К чести наших друзей, они смогли неоднократно повторить эту экспедицию уже самостоятельно на своей надувной лодке. Улов оказался даже лучшим, чем с инструктором. Поэтому без копчёной рыбки мы не остались.
А мы с Леной решили попробовать ту охоту, которая у нас получается лучше, – грибную. Долго и упорно выспрашивали мы егеря о грибных лесах и наконец нашли указанное им место (правда, оно оказалось не в трёх километрах, а в десяти). Лес оказался и в самом деле роскошным – было ясно, что в сезон грибы здесь можно косить косой. Но то в сезон, а не в июле и не в 35-градусную жару. Словом, возвратились мы ни с чем, если не считать найденного Леной единственного подосиновичка.
Поэтому оставшееся нам в Карелии время мы провели на берегах изумительно красивого, но недоступно холодного Сегозера. Блуждая по окрестностям деревни, мы отыскали череду восхитительных, живописных и абсолютно безлюдных пляжей
К отъезду, впрочем, температура воды из-за дикой жары поднялась градусов до тринадцати, что позволило не только окунаться на несколько секунд с дикими воплями, но даже и немножко поплавать.
И всё. С грустью, что на Воттовааре так и не побывали, стали собираться в обратную дорогу.

День 12-й (29 июля, четверг). Карельская Масельга – Чёбино – Медвежьегорск –  Пудож – Вытегра, 360 км

Читающие эти строки, вероятно, уже поняли, что синей рыбы счастья мы так и не поймали. На мой скромный взгляд, не такая это беда: не поймали сейчас – поймаем в следующий раз. (Выражаю только собственное, видимо, неправильное, мнение).
На прощание егерь рассудил спор наших навигаторов. Оказалось, что мы очень правильно отказались от северного варианта: там по пути три моста через реки то ли сгорели, то ли сгнили. Поэтому возвращались по уже знакомой дороге.
Обратный путь, как обычно, показался значительно короче, а грейдер – существенно глаже. По дороге между Чёбино и Медвежьегорском свернули налево взглянуть на водопад Падун. Маленький, по сравнению с Кивачом почти что игрушечный, но всё же настоящий, очень эстетичный и соразмерный. Надо полагать, в половодье это вполне эффектное зрелище. Тем, кто будет проезжать мимо, настоятельно рекомендуем не пожалеть полчасика на осмотр.
В Медвежьегорске только заправились и в следующий раз вышли из машины в посёлке Повенец, стартовой точке Беломорканала. Ещё одно знаковое место. Здесь зашли в новодельный храм, построенный в память о новомучениках российских, погибших на строительстве: серая бетонная церковь своей архитектурой вызывает ассоциации с лагерной вышкой. Вышли на берег канала: как бы неширокая речушка, детишки купаются, и кто бы подумал, какой ценой достался.
И снова в путь, теперь на юг, вдоль Онежского озера, не видного с трассы. Один раз не выдержали и свернули: уж очень многочисленные колеи напоминали съезды к пляжу (не забудьте, что действие рассказа происходит во время, когда 33°С воспринимается как относительно прохладная погода). Увы, только хороший, тенистый сосновый лес, приятный для устройства бивака. По навигатору до озера нет и километра, и, вероятно, можно пешком было продраться через заросли. Но так и не рискнули. Всё-таки накопилась усталость.
В городе Пудоже задержались на обед в придорожном кафе, которых там, кстати, немало. Долго ждали, когда дадут электричество.
Ещё около сорока километров пути, и вот она, граница Республики Карелия. До свидания, чудесный край, который будет теперь сниться ещё двоим побывавшим в нём.
Участок шоссе Пудож – Вытегра совершенно новый, с зеркальной свежести асфальтом и километровыми столбами без цифр. Интересно, на сколько хватит этой чудо-трассы.
Где-то в стороне остаются уникальные природные объекты – гора Андома на берегу Онежского озера и точка «АтЛеКа» – водораздел сразу трёх морей-океанов (Балтика, Белое море, Каспийское море). К водоразделу точной лоции у нас не было. Судя по картам, проезжей дороги там нет. А к горе надо было сделать крюк километров в 15 (в одну сторону). Но сил на поездку, право, не осталось. Ни физических, ни моральных. Жара победила.
А вот и Вытегра, порт ещё на одном канале – Волго-Балте, построенном уже в благословенные 1960-е в основном руками свободных строителей. В этом городке есть достопримечательность федерального масштаба – музей подводной лодки. Но его мы оставили на следующий день, а на вечер осталась прогулка по парку среди бывших каналов и шлюзов Мариинской водной системы и поиски музея «Водные пути Севера». Музей, собственно, нашёлся там, где он и должен был быть – в старом здании бывшей ГЭС, и должен был, судя по вывеске, работать. Но ржавый замок на двери свидетельствовал об обратном. (Наутро музейные работники так и не смогли нам объяснить, что происходит в их филиале). Поэтому пришлось по пути в гостиницу (она так и называется «Вытегра», места всегда есть) удовлетвориться созерцанием выставленных на главной улице фотографий дореволюционной Вытегры. Знаете, как называют себя жители этого города? Вытегоры!

День 13-й (30 июля, пятница). Вытегра – Ферапонтово – Кириллов, 256 км.

Как известно, Вытегра – промежуточный пункт на пути между Севером и Центральной Россией. Наутро, на выходе из гостиницы, пересеклись с ярко раскрашенной экспедицией на джипах. Не удержались от фотографирования, тем более, что бейсболка и пакетик от их генерального спонсора у нас уже есть. Осталось подкупить внедорожник – не забыть бы это сделать перед следующей поездкой.
Программа дня началась с посещения музея подводной лодки Б-440. Точнее, в лодку полезли Оля и Дима, а мы с Леной, уже это всё видевшие, гуляли вокруг и фотографировали. Очень понравился вытащенный на сушу катер «морской охотник», на который можно совершенно бесплатно залезть и сколько хочешь крутить во все стороны счетверенный зенитный пулемет. После этого решили было посетить краеведческий музей, про который пишут много хорошего, и подъехали к городскому собору. Но оказалось, что храм уже возвратили верующим, а музей переехал в новое здание; от музея в соборе остался только доступ на колокольню по билетам. Мы туда и поднялись, а от посещения музея, поразмыслив, решили отказаться. С тем, собственно, мы Вытегру и покинули.
Отсюда до дома всего ничего – около 850 километров, расстояние, который в первый день путешествия преодолевается легко и с подъёмом, а в последний – без всякого энтузиазма, потому что и усталость накапливается, и просто хочется растянуть поездку хотя бы ещё на денёк. Ведь её так долго ждали! Словом, предполагалось заночевать где-то на полпути, в Вологде.
Шоссе Медвежьегорск – Вологда, так называемый «Северный коридор», не изменилось за последние два года: оно так же не достроено в районе н.п. Депо и так же блещет новеньким асфальтом дальше по направлению к Вологде.
Идея сократить маршрут пришла к пишущему эти строки совершенно неожиданно на бензоколонке где-то в районе Липина Бора. Почему-то всем вдруг не захотелось ехать до Вологды и проводить в большом городе полдня только потому, что покрыть 800 км до МКАДа за ездовой день в конце отпуска утомительно. Другое дело маленький живописный Кириллов, где есть баснословно прекрасный монастырь и роскошная турбаза на берегу озера. Что и было реализовано, а попутно заехали в Ферапонтово – грех не посмотреть лишний раз на фрески гениального Дионисия, раз проезжаем мимо. Порадовались, что теперь в соборе, где фрески, смонтировали полы с подогревом и попадание в музей теперь возможно всегда независимо от погоды. Правда, не очень повезло с экскурсоводом – девчушка-студентка, заметно, здорово путается в исторических фактах. Но мы не в претензии, кому ж не приходилось в институте прогуливать лекции?
А преподобному Ферапонту, нашему, между прочим, земляку, отдельная благодарность за удачный выбор места для монастыря, где в жаркую погоду всегда можно полноценно искупаться в двух озёрах.
…Кириллов для каждого из нашей группы связан с приятными воспоминаниями, потому что именно отсюда мы все, собственно, начинали своё постижение Русского Севера. И поэтому трудно, наверное, подобрать лучшее место для подведения итогов и финального банкета. А до этого я всё-таки приложился к раке преподобного Кирилла, тоже, кстати, нашего, москвича, и сказал ему спасибо за то, что он открыл для своих далёких потомков этот чудесный северный край, который не забывается, как сказал писатель, как не забывается первая любовь.

День 14-й, заключительный (31 июля, суббота). Кириллов – Череповец – Рыбинск – Углич – Сергиев Посад – Москва (700 км)

Буквально в последний вечер наша группа разъединилась. Дима и Оля решили погостить в Кириллове ещё хотя бы один день и по этому поводу заселились на турбазе в новый корпус. Их номер с невероятных размеров кроватью и сверкающей сантехникой показался, после двух недель скитаний, вестником неведомой цивилизации. Ну а нас с Леной ждали неотложные дела, прежде всего оставшееся без полива хозяйство на даче, и мы решили с возвращением не затягивать. Резонно решив, что удобства от нас никуда не денутся, заночевали, в видах экономии, в хорошо знакомом старом корпусе. Утром встали, попрощались с друзьями и тронулись в путь.
От Кириллова в Москву ведет несколько дорог. Самый быстрый – по М8 через Вологду. Мы же выбрали, по моему капризу, наихудший, но знакомый. Выбор объяснялся: 1) категорическим нежеланием ехать через Ярославль – не люблю транзит через крупные города, 2) хотел посмотреть новый путь через мост в Ивановом Бору.
Долго рассказывать про этот одиночный марш-бросок, по-видимому, нет смысла. До Череповца долетели «на раз» и удивились, как быстро растут за Шексной новые районы. На «два» – до Рыбинска с короткой остановкой  – Лена выпила кофе в придорожном кафе. Рыбинск пропилили, по совету К.М., напрямик до объездной и там на перекрестке заправились. Правильнее было бы повернуть здесь направо на Ярославль – скорее всего, сэкономили бы минимум полчаса.
После пригородов Рыбинска новое шоссе, идущее вдоль Волги, становится пустынным. От жары начинаю тупить и не верить навигатору: чуть было не ушел на Новое Село вместо Углича. К счастью, вовремя одумался.
От Углича до Москвы всего ничего – 233 км до Большого кольца (А108). Транспорта на дороге, несмотря на субботний день, было мало. Это и спасло: уже на границе Московской области, каюсь, чуть не задремал и даже на какое-то мгновение отпустил руль. Слава Богу, Елена заметила, что машина вильнула как-то не так и без вопросов высадила меня из-за рычагов. Самое интересное, что после этого оба – она за рулем, а я рядом – клевать носом перестали. Не понравилось, что пришлось ехать через центр С. Посада: движение-то было в выходной небольшое, а светофоров – больше, чем во всей Республике Карелия. Но всё это уже не имело существенного значения – впереди был дом, ванна и на следующий день – любимое кресло под яблоней и огурцы, огурцы, огурцы… Им-то никто не приказал «сделать паузу» во время нашего отсутствия!
Резюме
Пишу этот отчет через четыре месяца после окончания путешествия и почему-то вспоминаю его с грустью и чувством незавершенности. Возможно, потому, что не попали на гору Воттоваара и бог его знает, когда теперь попадем; жалко, что не были на Андоме-горе и не увидели потрясающую панораму Онежского озера. Жаль, что два таких нужных в этот раскалённый июль дождя помешали насладиться видами Ладоги и подняться на вулкан Кирьявалахти. И всё-таки это, скорее всего, из-за того, что изначально главная цель поездки не была выполнена: синюю рыбу счастья мы так и не поймали!
Наверное, не стоило так высоко поднимать планку и не задаваться, что, мол, для нас в Карелии больше нет тайн. Наверное, надо было сильнее соскучиться по любимому Северу. Пусть этот не слишком утешительный вывод послужит уроком для нас и наших последователей, буде таковые найдутся.
А в целом, если оставить эмоции, с реальной целью путешествия – познакомить друзей с Карелией – мы вполне справились. Насколько оказался для них заразным северный вирус, выяснится через пару месяцев – когда фильм о нашей экспедиции будет наконец смонтирован и мы соберемся его посмотреть.

К списку отчетов