Часть 2. Северное Приладожье: Кирьявалахти, Сортавала, Рускеала, Янисъйоки, Валаам

(10 июля, четверг – 15 июля, вторник)

День приезда (10 июля, четверг)
Пока Лена и Вова, как самые у нас ответственные люди, объезжают на синей «Самаре» турбазу и выбирают для нас самое подходящее жильё, а мы со Светой под дождем (туча, от которой мы удирали, всё-таки нас догнала) караулим остатки экспедиции, позвольте мне рассказать о месте, в которое мы прибыли. Среди прочих мест отдыха он выделяется многими особенностями.
Дом композиторов расположен в исключительно живописном месте. С юго-востока  его ограничивает длинный и узкий залив Кирьявалахти Ладожского озера.

кирьявалахти

Сразу за шоссе и немногими официальными домами возвышаются горы, как нам объяснили в музее Северного Приладожья, являющиеся склонами древнего вулкана. Дальше новые горы, множество озёр, горные хребты, в общем, экскурсионную программу ограничивает только продолжительность отпуска. Понятно, что многие музыкальные работники приезжали сюда со своими детьми и домочадцами из года в год. И до сих пор сюда приезжают творческие люди из Москвы и Питера, среди которых можно, вероятно, встретить крупных деятелей культуры.
Добавим, что до 2002 г. этот регион был приграничной зоной, и попасть сюда, даже купив билет из Петербурга до Сортавалы, можно было только по путёвке. Это сформировало особый стиль общения – «чужие здесь не ходят», поэтому здесь принято здороваться со всеми, кого ты встретишь на дорожке.
Корпуса Дома композиторов отличаются по размеру и уровню комфорта; возможно, где-то есть холодильник и телевизор, а где-то – типично дачные удобства.
В 2004 г. в июле поселиться здесь в июле можно было только в главном корпусе – удобства, умывальник и душ на этаже. За четыре года жилой фонд сильно обветшал, и перед Домом реально возник призрак разрухи. Спешно присланный из Москвы аварийный директор Михаил Борисович пытается что-то наладить. Дай ему Бог здоровья и энтузиазма.
Наконец наши квартирьеры остановились на окраинном корпусе № 21, сложенном из камня, бетонных блоков. Здесь оказались обширная терраса, кухня, санузел, спальня и гостиная с фортепиано. Спальня по согласию была отдана экипажу «Самары». «Десятка» заняла гостиную с музыкальным инструментом, где были ещё и два дивана. Увы, никому из нас за всё время пребывания в Кирьявалахти так и не пришлось извлечь из инструмента музыкальные звуки.
Окраинное расположение коттеджа позволило расположить около жилья и наши машинки. Музыкальные работники в большинстве своём добираются поездом до Сортавалы, где их встречает микроавтобус, в крайнем случае – рейсовый транспорт. Поэтому автовладельцы – здесь чаще всего транзитные посетители. Вроде нас.
Но, поскольку дождь не прекращался, после расселения возникло естественное желание растопить печку и согреть дом. Большой запас дров этому способствовал. К сожалению, дым из печи не желал уходить в дымоход, а наполнял дом. Получилась «изба по-чёрному», о способах борьбы с которой экипаж имел очень приблизительные представления.
По ходу кашля и проклятий обнаружилось, что в санузле отсутствует раковина и подвод воды в унитаз. (Местные жители, впрочем, об этом предупреждали).
Но на клубы дыма незамедлительно явился лично директор базы в сопровождении охранника с рацией. Михаил Борисович клятвенно заверил, что уже утром появятся рабочие и приведут коттедж в рабочее состояние. Что и было на следующий день  сделано, а на сегодня на этом приключения закончились.
Первый день (11 июля, пятница)
Не дожидаясь появления ремонтных работников, с утра все участники экспедиции направились через перевал к близлежащему Рачьему, или Радоновому озеру. Для этого надо долго, долго (минут 15)  карабкаться наверх по тропе среди мокрого леса, отгоняя крупных комаров. Через некоторое время тропинка ныряет вниз, где и обнаруживается по нашим московским меркам большое озеро (а на карте-километровке оно даже не удостоено названия). рачье

 

Вода здесь всегда теплее, чем в Ладоге, а потому местные старожилы всегда принимают водные процедуры.
Наш штатный рыбак Вова принес свой испытанный спиннинг и попытался изловить здешних глубинных обитателей. Единственный клюнувший на его блесну окунёк оказался настолько не «паровым», что был тут же отпущен на волю.
Остальные участники отдали должное красе местного озера и совершили обряд омовения. Вода вначале кажется страшно холодной, а потом и вылезать из неё не хочется.
Обед на турбазе оказался обильным и вкусным, собственно, как и все питательные процедуры за всё время нашего здесь пребывания. Добавлю, что наши завхозы оценили не только качество пищи, но и её стоимость, по их понятиям смешную.
По возвращению из купания ожидавшие нас работники турбазы тут же принялись за работу (лично директор съездил за недостающими компонентами в Сортавалу). Через некоторое время на нашей даче бурлила вода в раковине и унитазе, а печка грела котел и позволяла протопить по крайней мере одну комнату (гостиную). Словом, жизнь определенно наладилась.
После обеда Вова перенес центр своих рыболовных пристрастий в Ладожское озеро (буквально рядом с нашим домиком обнаружился полузаброшенный пирс), а остальные («Грибники-2007») отправились искать по карте лесное озеро.
В полном соответствии с топографической картой, озеро под диковинным названием Леппясенлампи оказалось на своём месте, но разочаровало исследователей – было оно заросшее, покрыто кувшинками, а с того места, где мы его наблюдали, и не казалось больше предыдущего. Но, может быть, мы не смогли увидеть всю водную гладь.
Трудолюбивый Вова за это время изловил несколько крупных, на мой непросвещённый взор, плотвиц и заложил основу для крупного пивного подведения итогов экспедиции, т.е. он их засолил. Думаю, что он поступил мудро – для копчения на всю компанию эти рыбки вряд ли были пригодны.
Второй день (12 июля, суббота)
Хватит отдыхать, пора реализовывать культурную программу! На этот день была запланирована поездка на Рускеальские мраморные карьеры.
Путь туда ведет по отличному шоссе от дороги А129, не доезжая Сортавалы, по указателю на Вяртсиля: там пограничный пост. От перекрестка до цели путешествия примерно 21 километр.
Когда-то, очень давно, невдалеке от нынешней российско-финской границы, в окрестностях деревушки Рускеала было обнаружено месторождение белого и серого мрамора, почти не уступавшее итальянскому. Рускеальский мрамор был использован для отделки дворцов Санкт-Петербурга, и, в частности, им был облицован Исаакиевский собор. Со временем месторождение забросили, и мраморные карьеры заполнились водой, которая почему-то приобрела фантастический зелёный цвет.

рускеала1


В 2004 году мы с Леной облазили в полном одиночестве этот карьер на территории заброшенного завода и привезли сумасшедшей красоты фотографии.
За прошедшее время карьер купил карельский бизнесмен, который облагородил территорию и организовал здесь «Горный парк», куда теперь въезжаешь за деньги, но зато здесь тебя ведут с экскурсией, и можно покататься по затопленным карьерам на лодке.Сразу скажем – потраченных денег не жалко. Рускеальский парк – настоящая жемчужина России, и мы настоятельно рекомендуем всем, кто здесь ещё не был, всё бросить и отправиться сюда. Никакие фотографии в полной мере не передают величественной красоты этого сочетания рукотворной деятельности с природной основой. Не хочу и не буду описывать Рускеалу словами, это просто надо видеть.
Что мы не сумели увидеть четыре года назад, – это «итальянский карьер»,

итальянский карьер

где мрамор распиливали по соответствующей европейской технологии тросовыми пилами с алмазной насечкой. Сейчас это всё заброшено. Кусочки белого, серого и бело-серого в полосочку мрамора каждый может взять себе на память. Карьеры потихоньку зарастают деревьями – если у владельца не хватит средств для борьбы, лет через 50 эта красота пропадёт.
Осмотрев карьеры с экскурсией и запечатлев эту неимоверную красоту с лодки, мы отправились на Рускеальские водопады на реке Тохмайоки. Водопады расположены с левой стороны, если ехать от мраморных карьеров в Сортавалу. Единственный указатель – «ШАШЛЫК» – ничем за 4 года не обновился.
В этом месте снимали некоторые сцены из фильма «А зори здесь тихие» (если кто этот фильм, по молодости, не видел – настоятельно рекомендуем). Для разработчиков туристических маршрутов в Карелию также рекомендуем показывать эти водопады  до Кивача и Гирваса – ей-богу, они в противном случае не произведут впечатления. Мы с Леной в 2004 году, не видевшие ещё тогда карельских красот, насладились этим зрелищем в полной мере.

тохмайоки

Если же проехать в сторону Сортавалы ещё совсем немного, по правой стороне дороги увидите знак «Обгон запрещен», ножка которого увита разноцветными лентами. Тут надо тормозить и сворачивать направо, на грунтовую дорогу, которая вскоре и покажет, где надо расставаться с автомобилем. Двигаясь же дальше уже по пешеходной тропе, любознательный путешественник будет вначале привлечен шумом воды, а вскоре его зрение будет, безусловно, удивлено видом потока, низвергающегося с немалой высоты. Перед нами водопад Рюмякоски на той же реке Тохмайоки, а рядом – развалины ГЭС финского времени.

рюмякоски

Почему-то сюда не добралась рука человека, продающего шашлыки и спиртные напитки, а потому это место ещё не загажено туристами, разбрасывающими тару и отходы своей деятельности.
Кто объяснит, почему наши соотечественники, оказавшиеся в чудесном уголке природы, первым делом начинают чревоугодничать и выпивать? Ведь этому же можно вполне предаться в месте, специально для того отведенном?
На этой грустной ноте наша экспедиция, видимо, проникшаяся композиторским мировоззрением, и закончила культурную программу этого дня.
Третий день (13 июля, воскресенье)
С утра наша экспедиция решила проведать город Сортавалу, центр округа, в котором мы живём.
Город был основан шведами, которые нарекли его Сордавалла, у финнов получилось более мягкое название, которым мы сейчас и пользуемся. Русские, когда захватили эту крепость, по созвучию наименовали её Сердоболь. Город очень приятный, один из немногих, в которых я бы хотел закончить свой земной путь. Если бы не разорять центр города хрущёвскими пятиэтажками, то получился бы, может быть, не хуже, чем Выборг или Каунас. Но что теперь говорить – в войнах прошлого века город многократно переходил из рук в руки, поэтому нам остаётся только рукоплескать гению финских архитекторов, создавших здесь несколько шедевров.

сортавала


В центре города надо осмотреть памятник Рунопевцу, построенный ещё до Финской войны, который нынешние циничные туристы называют «Лев Толстой с гуслями» - кстати, очень похоже.

Затем посетили, с экскурсией, музей Северного Приладожья (надо перейти через мост и двигаться по указателям). Музей располагается в доме доктора Винтера, богатого гинеколога, практиковавшего здесь сто лет назад и своевременно уехавшего в Финляндию. Его дача – памятник архитектуры, а ныне – VIP-отель, находится на берегу Ладоги к северу от города.
В музее мы и узнали, что живем на вулкане (а раньше об этом только догадывались). Очень понравилась коллекция местных камней. Об этнографической части музея умолчу, много видали подобного.
После обеда у нас была запланирована экспедиция на озеро Янисъярви («Заячье озеро» по-фински). Одно из крупнейших озёр Карелии образовалось  в результате падения метеорита много тысяч лет назад. Этот факт был доказан геологами. Какие были после этого последствия – история умалчивает.
К сожалению, к озеру Янисъярви добраться в настоящее время не так просто: берега озера заболочены. Поселение Янисъярви и при нем железнодорожная станция от берега озера удалены. На противоположном берегу озера имеется ряд баз отдыха, где можно и рыбу половить, и искупаться. Но беда в том, что эти базы находятся на узком рукаве, где невозможно составить впечатление о размере метеорита, создавшего данное озеро. Приходится заказывать катер. (Чтобы добраться сюда, надо ехать мимо Рускеалы почти до финской границы – до посёлка Вяртсиля, в центре повернуть направо).
От Сортавалы туда добираться 55 км в одном направлении, поэтому мы решили туда не ехать, а ограничиться созерцанием реки Янисъйоки, вытекающей из данного озера и образующей ряд живописных порогов и водопадов.

янисъйоки

Вечер был посвящен приготовлению и употреблению отлично замариновавшегося в майонезе шашлыка.
Четвертый день (14 июля, понедельник)
На последний день нашего пребывания на Ладоге была запланирована экскурсия на остров Валаам. Поэтому очень рано выдвинулись в Сортавалу, чтобы не позже чем к половине девятого оказаться на причале. Мест на метеоре «Святитель Алексий» всем хватило, и, покружившись по шхерам, вышли мы в открытую Ладогу. Скорость корабля на подводных крыльях, если верить навигатору, достигала 64 км/ч, так что примерно через 40 минут мы были уже у цели.
Ещё с борта теплохода усмотрел я на берегу «газельку», которая и оказалась маршрутным такси. Недолго думая, мы её и зафрахтовали. Предлагалась экскурсия по всем скитам за 1500 р. Это предложение было отвергнуто, и тогда всего за 50 р. с человека нас доставили к Коневскому скиту – примерно 6 км от Монастырской бухты по извилистым грунтовым дорогам. Отсюда наш пешеходный маршрут был такой: Коневские озера – берег Московской бухты – гора Елеон – Гефсиманский скит – Воскресенский скит – Бол. Никоновская бухтаниконовская

– по главной монастырской дороге в центральную усадьбу.

валаам 

Далее пришлось «метеором» возвращаться в Никоновскую бухту, т.к. теплоход на Сортавалу шёл именно оттуда. В итоге посмотрели далеко не всё, что хотелось.
Описывать красоты Валаама – сказки северной природы и одновременно памятника труду подвижников, посвятивших себя служению Богу, здесь я не буду, ибо это и бессмысленно, и бесполезно. Надо это видеть. К сожалению, нисколько не упростились как сама дорога на Валаам, так и паломнический сервис. По-прежнему не существует ни билетных касс, ни расписания теплоходов, а цены тем временем взлетели на немыслимую высоту. Если эта тенденция будет продолжаться, то вскоре паломничество на Валаам многим станет не по карману, и остров превратится в центр по отмаливанию грехов для новых русских. Да вот только будет ли это обители на пользу?

Читать дальше

Вернуться к началу путешествия